Записывайтесь на консультацию по русскому языку:
г. Санкт-Петербург 924-48-52

Мифы и правда о ЕГЭ

26 января 2012 г. Наталья Романова RSS
Статьи » Мифы и правда

Дружное возмущение родителей по поводу введения тестовых экзаменов, вначале непримиримая, затем — смиренная, но в любом случае — беспомощная позиция учителей; тревога и напряжение учащихся, подогреваемые взрослыми; «научные» дискуссии в телепередачах о пагубном влиянии ЕГЭ на образование — этого достаточно, чтобы за 8 лет сформировался законченный образ монстра, который создан специально для двух целей: во-первых, для того, чтобы взрослые могли пугать им детей, а во-вторых, чтобы нанести непоправимый ущерб образованию.

Коллективные эмоции, помноженные на усилия масс-медиа, превратили ЕГЭ (и дочь его — ГИА) в идеальный жупел русской словесности. Рассмотрим два главных заблуждения о тестовых экзаменах.

Миф 1. Сдать ЕГЭ сложнее, чем написать сочинение

Многие убеждены, что введение ЕГЭ во много раз усложнило задачу получить хорошую оценку на экзамене. То-то было раньше: подготовился, написал сочинение — это было — ну, если не всегда просто, но уж во всяком случае, понятно. И всегда была свободная тема, на которой уж всяко можно выехать, если в программных темах ты не силен.

Это одно из самых главных заблуждений, распространяемых родителями, которые забыли, что это значит — сдать экзамен по русскому языку и литературе (именно так: не только по русскому, но и по литературе тоже!) в виде сочинения. Напомню: на экзамене вскрывался конверт, оглашались темы (как правило, их было три: две непосредственно по творчеству программных писателей, одна — так называемая «свободная»).

Но это вовсе не значило, что можно было писать, о чем хочешь на предложенную тему — то есть рассуждать (или описывать, или повествовать), опираясь лишь на свои эмоции, наблюдения, опыт. Отнюдь не так! В «свободных» темах ты был обязан продемонстрировать знание современной литературы (или литературы прошлых лет), не вошедших в программу, но тех произведений, которые ты читал и знаешь в достаточном объеме, чтобы раскрыть, к примеру, тему «Что значит подвиг в жизни человека XXI века?»; «Нужна ли поэзия в век новых технологий?»; «Семья в произведениях писателей XXI века»; «Патриотизм в современном мире: доблесть, историческое прошлое, гражданская угроза?»

Даже на самую простую тему о семье нельзя написать вообще ничего, если ты не знаком с творчеством таких писателей как Р. Сенчин, Л. Петрушевская, Ю. Мамлеев, В. Елизаров. Много ли современных произведений вы можете предложить, чтобы на них опереться, пытаясь раскрыть другие темы? Свободная тема — это не ахи-охи и риторические восклицания: — Как же без поэзии? — Как же без семьи? — Как же без патриотизма? — а конкретные авторы, названия их произведений, знание этих текстов и их героев — и достаточно связное владение жанром рассуждения, чтобы свое личное мнение сцементировать фактическим литературным материалом. При этом — что немаловажно — опус должен быть написан без ошибок — орфографических, пунктуационных, грамматических, стилистических и фактических! Или с минимальным их количеством — то есть грамотно. Вот и подумайте, насколько ваш ребенок готов сдюжить такой экзамен в наиболее «легком» — (как вам казалось) варианте.

По своему опыту почти тридцатилетней работы с подростками, а также по бесценному опыту внеурочного общения с ними я могу уверенно утверждать, что читают десять из сотни. А из этой читающей десятки настоящую литературу, (а не только фэнтези и Донцову с Коэльо по совету мамы) читают единицы.

Так что вывод следующий: ничего не происходит просто так. Введение тестовых экзаменов — вынужденная мера. Она отражает ситуацию — не более того. На Западе тестовые экзамены введены еще раньше — и по той же причине. Классику (то есть книги, написанные 100 и 200 лет назад) подростков можно заставить читать только из-под палки. И всех палочных усилий не хватит на весь полк русских писателей от Фонвизина до не таких древних, но скучных и неинтересных для учащихся. Да к тому же еще сколько они всего понаписали, и как длинно! А чтобы сдать сочинение на приличную оценку, надо все это не только прочесть — «проработать»!

В годы перед введением ЕГЭ сдача письменного экзамена по русскому языку и литературе, а особенно подлинность и объективность их оценивания как в школах, так и в вузах давно превратились в фикцию, потому что выпускники и абитуриенты просто перестали с этим справляться. Чем дальше — тем больше. Ввели ЕГЭ. Начались вопли, как всегда перед чем-то новым, а значит — непонятным. Вместо того, чтобы трезво посмотреть на вещи и порадоваться тому, что жить-то должно стать намного легче. И веселее!

Введение ЕГЭ вместо сочинения также решило такую больную для некоторых учащихся проблему, как плохой почерк. Любая большая письменная работа грозит таким ребятам заведомо низкой оценкой. Некоторые особенно вредные учителя вообще руководствуются принципом «нельзя разобрать, что написано — считать за ошибку». Введение тестов, где требуется всего лишь зачеркнуть правильный квадрат, раз и навсегда покончило с подобными трудностями, заодно приблизив экзамен к реальности XXI века, в которой каллиграфия давно не играет никакой роли.

Миф 2. Не зная назубок правил нормативной грамматики, ЕГЭ сдать невозможно

Готовиться к тестовым экзаменам по грамматическим правилам — все равно, что есть суп дырявой ложкой или, как сказали бы наши предки, — воду решетом носить. А тем более, что именно правила (об этом подробно рассказано в моей книге «Идеальная грамотность» в главе «Вирусы») в целом ряде случаев приводят к неверному ответу и гарантированной ошибке. Приведу пример. Один из вариантов тестов в части «А»:

В каком ряду все слова пишутся с одной буквой «н»?

1) Собстве(н/нн)ый, исти(н/нн)ый, ледя(н/нн)ой.

2) Серебря(н/нн)ый, постоя(н/нн)ый, кожа(н/нн)ый.

3) Перекоше(н/нн)ый, броше(н/нн)ый, непроше(н/нн)ый.

4) Стриже(н/нн)ый, беше(н/нн)ый, полотня(н/нн)ый.

Правильный ответ — № 4. Но те, кто пытаются здесь вспомнить и применить правило, никогда его не выберут! Потому что правило на «н/нн» прежде всего требует «запомнить суффиксы». Среди всех этих суффиксов есть и суффикс енн с двумя «н» (естественно, тождественный). В словах «стриже(н/нн)ый» и «беше(н/нн)ый» этот суффикс есть! Автоматически срабатывает связь: суффикс енн = «нн». То есть «стриженный» и «бешенный».

Это — так называемые системные ошибки (то есть массовые: закрепленные в сознании населения неверными посылами, а иначе говоря — ошибками в схеме обучения, а, стало быть, и восприятия). Специалисты-профессионалы так поступать не будут. Они обладают достаточной теоретической базой и поэтому скажут, что суффикс верно срабатывает только в слове «полотняный» (суффикс ян = «н»), а в словах же «стриженый» и «бешеный» хоть и есть такой суффикс, но его надо писать не с двумя, а с одной «н», потому что это не просто прилагательные, а так называемые «отглагольные», где суффикс роли не играет, так как важны другие вещи (что эти слова производятся от глаголов несовершенного вида, что в них нет приставок).

Учащемуся же не до этого. Он не в состоянии догадаться мгновенно и тут же прямо — что в словосочетании «бешеный успех» слово «бешеный» — это «отглагольное прилагательное, образованное от глагола несовершенного вида» и т. д. Он не может этого сделать уже потому, что у него нет опоры в виде алгоритма, который для наших учащихся является рабочим и запущен в действие уже на второй день обучения и решает практически половину всех вопросов в орфографии, отбросив в сторону все правила, которым нет числа и пользоваться которыми невозможно не только в условиях экзамена, а и в жизни вообще.

Те же, кому правила не нужны (кто «и так знает, как писать») — то есть уверенно грамотные люди (здесь я имею в виду просто грамотных людей, а не учащихся), не станут вспоминать никаких суффиксов и выберут правильный ответ сразу, едва пробежав глазами все четыре варианта. Для этого не надо быть специалистом. Проверьте себя.

Если следовать моим командам, которыми я предваряю все контрольные тесты своих учащихся («Думать вредно!» и «Опора на речь») — то окажется, что выбрать правильный ответ — секундное дело. И — прошу заметить: здесь (как и нигде вообще в ГИА с ЕГЭ) не требуется сформулировать правило. Это не устные экзамены, которые проводились 20 лет назад по билетам. Сейчас же все тесты построены именно так, что испытуемый не обязан ничего доказывать: он должен выбрать правильный вариант ответа. То есть, он должен уметь (именно уметь, а не знать) правильно писать слова и ставить знаки в правильном месте. Он обязан продемонстрировать свои навыки, а не знание правил. Именно это и заложено в самой системе тестирования, и поэтому к тестовым экзаменам надо относиться как к явлению позитивному — вместо того, чтобы сожалеть о тех временах, когда надо было писать сочинение по произведениям авторов, живших 200 лет назад.

Уже восьмой год проводится ЕГЭ, а некоторые радетели (не родители, а именно радетели) старых методов никак не могут успокоиться. Это, прежде всего, сами учителя русского языка и литературы. Многие из них до сих пор не могут придти в себя, воспринимая эти экзамены как личный стресс и психотравму. Их растерянность понятна: они прекрасно понимают, что напрягая всю школьную программу от «А» до «Я», подготовить (и подготовиться) к таким экзаменам — нерешаемая задача. Потому что нормально сдать все это могут только те учащиеся, у кого весь период обучения в школе не было с так называемой грамотностью особых проблем. То есть те, которые умеют (а не знают!)

Остальных же (а их — увы — подавляющее большинство) научить уметь перед экзаменом невозможно, их можно заставить знать — путем зубрежки и репетиторства. А этот номер здесь не срабатывает. Это раньше можно было — когда были устные «билетные» экзамены. Я это очень хорошо помню на личном опыте. При поступлении в университет мне попался билет, где были такие вопросы: 1) дать определение — что такое предложение; 2) рассказать о разрядах местоимений 3) привести парадигму йотирования гласных; еще что-то чисто теоретическое. Ну и, разумеется, работа с предложением, все виды разборов, а также вставить буквы — то есть тот же по сути орфотест, которым сейчас является часть «А».

Вопросы в билетах при поступлении не были более сложными, чем обычные выпускные экзамены по русскому устному. Если бы в те времена был ЕГЭ, я бы вообще ничего не делала, а время на подготовку к экзамену использовала бы для собственного удовольствия. Потому что сейчас ничего не надо учить, а надо уметь «уметь». А если ты от природы не очень грамотный, то сколько ты ни сиди над учебниками перед ЕГЭ, у тебя не появится навык умения и быстрого реагирования. Так как это не тот случай, где знание — сила. Кто умел — тот и съел. А кто все время писал с ошибками (и кому, разумеется, не помогали все эти правила), тому они не помогут и в сдаче новых экзаменов.

Подавляющее большинство ошибок у учащихся старше 13 лет (это почти точная, с некоторыми колебаниями — возрастная составляющая), не обладающих изначально природной грамотностью, то есть дисграфиков, имеют еще и вторичную природу: они не могут справиться со своей дисграфией из-за правил! Так или иначе они пытаются их применить (или же опасаются их) — и это неизбежно приводит к еще большему количеству ошибок. Потому что нормативная грамматика и грамотность — далекие друг от друга, чуждые друг другу вещи. Школьная программа не дает развиться естественной грамотности человека и ставит ей всяческие препятствия.

Программа «БЕЗ ПРАВИЛ» основана на внутренних законах речи и языка, которые нормативной грамматике не известны. Там везде понятие «трудно» — практически все проблемы надуманы. На самом деле все обстоит наоборот! Для носителей языка норма — это сама речь, а не куча ненужной информации. Программа «БЕЗ ПРАВИЛ» обнуляет все привычные позиции «трудно»; переведя их в позиции «легко» (рука пишет сама).

Уметь — это когда не надо думать («думать вредно»). А уж зачеркнуть правильный квадрат в тестах можно вполсекунды — и ошибиться здесь нельзя. Для этого варианты отсутствуют. Делается это под жестким контролем алгоритмов, которые работают автоматически — безо всяких «тягостных раздумий». Школьники, которые усвоили, а) главные команды ППП (поведение при письме) и б) рабочие алгоритмы, которые не надо учить — это даже запрещено — не только набирают наибольшее количество баллов, — они становятся грамотными людьми на всю жизнь. А сдача ГИА и ЕГЭ — это, в общем то, для нас лишь формальная задача. Но на данный период пока — первостепенной важности.

Еще один пример того, что правилами во время тестового экзамена пользоваться бессмысленно. Вопросы наподобие приведенного ниже больше всего пугают учащихся и особенно родителей. Они думают, что здесь без правил не обойтись. Это ошибка, как раз наоборот: здесь тем более пытаться применить правило — значит не справиться с задачей. Вот один из таких примеров — это вариант теста ЕГЭ 2010 г.

Укажите слово, написание которого определяется правилом «в суффиксах полных страдательных причастий прошедшего времени пишется „нн“»?

1) Беше…ый

2) Погруже…ый

3) Пораже…ы

4) Гости…ый (двор)

Так поставленный вопрос заведет в тупик любого, кто пытается готовиться по учебникам, плавая во всех этих «полных» или «кратких», «действительных» или «страдательных» причастиях, увязая по уши в их временах и прочих грамматических категориях. И даже тех, кто просто пытается понять вопрос.

Мы же поступим так: строго по алгоритму:

  1. В суть задания не вникать!
  2. Сразу и быстро определить, сколько «н» в каждом из этих слов приемом «опора на речь». Речевой прием «язык прижать!» мгновенно определит второе слово. Остальные вылетают — все три.
  3. Дополнительный контроль — алгоритмом «действия/чистые». Второе слово — «действие». Приставки есть, значит «нн».

Ответ: вариант 2 — «погруженный».

То есть оказалось, что здесь (так же, как и везде) надо лишь всего-навсего быстро среагировать, как пишутся эти 4 слова. А вот как раз для этого у нас есть даже не одна, а целых две точные опоры: 1) опора на речь; 2) дополнительный контроль алгоритмом.

На решение подобной задачи любой наш учащийся (я подчеркиваю — любой — это значит включая самых безнадежных школьных неуспевающих) тратит 20–30 секунд. В этом задании не ошибся ни один из испытуемых (252 чел.)

Абсолютно очевидно, таким образом, что знание правил нормативной грамматики и попытка их применить, если и могут привести ученика к результату, то только к отрицательному. То, что необходимо доскональное знание школьной программы (ШП) для того, чтобы сдать тестовый экзамен — это всего лишь передаваемое из уст в уста и путем других средств коммуникации заблуждение. А вот то, что школьные учителя, никак не адаптировавшие свою программу к новым условиям, не могут подготовить к ЕГЭ — это как раз-таки не миф, а правда.

Вернуться на Главную ↑ Наверх

Комментариев: 1
  1. ЕГЭ - это засада, но теперь я знаю, что делать :)

Для правильной работы сайта необходимо включить поддержку JavaScript в настройках браузера.