Записывайтесь на консультацию по русскому языку:
г. Санкт-Петербург 924-48-52

Три тезиса против репетиторов

3 февраля 2012 г. Наталья Романова RSS
Статьи » Мифы и правда

1. Репетиторство — та же «шляпа», что и школьная программа (ШП)

Само слово репетитор происходит от латинского «repetere» — повторять. То есть репетиторство — это повторение того же самого материала, который школа безуспешно пыталась вбить в голову ученику в течение многих лет. А самое главное, репетитор делает это тем же способом, что и школа.

Любой репетитор, какой бы он ни был симпатяга, стоит на тех же позициях, что и школьная программа (ШП). То есть при всем своем желании он не может с них сойти физически — так как это заложено в самую суть его деятельности — бесконечно повторять бессмысленную школьную программу, которая не только не может дать никаких навыков, но и настойчиво уводит от результата.

Я сейчас не буду утверждать этого в отношении других предметов, но в отношении русского языка это именно так и есть. Школьная программа по русскому языку (ШП) — бессмысленна и вредоносна. Она не дает развиться нормальной природной грамотности человека и работает с точностью против нее! Сразу и безоговорочно. Начиная с начальной школы. Это вредоносное влияние ШП на грамотность мы исследуем в течение долгих лет (несколько десятилетий). Подробно об этом рассказывается в моей книге «Идеальная грамотность» (Изд-во «Питер», 2010 г.) в главе «Вирусы».

2. Репетиторство как надежный способ развития паразитарного мышления

Единственное, что может развить репетитор — это пассивное (паразитарное) отношение к обучению. Особенно это касается так называемых «индивидуальных» занятий один на один (преподаватель-ученик). Такой «процесс» больше всего напоминает кормление кашей с ложки: сидит понурый ученик, ничего не делает; его «грузят», ему скучно. Как бы он ни бодрился — такие занятия он в любом случае будет воспринимать как тяжелую повинность, так как ему вдалбливается все тот же школьный материал, только не расфокусированно, как в классе, а лоб в лоб.

Вред ШП в этом случае мог бы многократно возрасти — но есть надежда, что этого не произойдет по причине «нет худа без добра». В данном случае «добром» является то, что учащийся предельно пассивен (так как наедине с учителем отсутствует механизм коллективной активации). Иными словами, во время занятий с репетитором у него заблокирован механизм активного восприятия. Происходит то, что называется «урок не впрок». И в данном случае именно это поможет самортизировать сокрушительный вред ШП, направленный не на аудиторию в 30 человек, а в одно лицо. Таким образом, результаты репетиторских усилий просто обнуляются.

Но это бы еще ладно. Наряду с этим закладывается и укрепляется сорняковый (паразитарный) механизм поведения в процессе обучения. Перед учащимся никто не ставит острых задач, требующих мгновенного, молниеносного реагирования. Участки мозга, отвечающие за поиск (и нахождение) быстрого и простого решения, выключены — их некому включить — сама жвачка «повторения» уже когда-то пройденного материала это исключает. Зато очень быстро развивается привычка к унынию, пассивности, скуке и бездействию.

ШП по русскому языку построена именно так, чтобы все эти качества чувствовали там себя как дома. Но в классе они распределяются по всем учащимся, а здесь разом сваливаются на одного. Все эксперименты, исследующие эффективность усвоения материала, которые мы проводили (и проводим), говорят об одном: даже при самых благоприятных условиях (наличие проверенной структурированной программы, блестящее качество преподавания, сильная личная мотивация самого учащегося) занятия один на один (и даже по схеме «два учащихся — один преподаватель») неэффективны!

Почему? Да потому что они при всех своих прочих отличных условиях по своей формальной структуре напоминают репетиторство (даже если они таковым не являются). Для того, чтобы курс работал и был максимально результативен, необходимо дистанцировать его от стереотипа «нырять в рыло» —то есть необходимо наличие «коллективного тела». В нашем случае его объемы могут колебаться от 8 (это минимально возможное количество) до 16 человек.

«Эксперименты» один на один нам поневоле приходится проводить в тех ситуациях, если кто-то из учащихся пропустил занятие. Тогда ему предлагается возможность выбора: он может его пройти с другой группой (либо, если он не может этого сделать по времени) индивидуально с преподавателем. И в том и в другом случае всегда в конце занятия проводится тест-контроль. Так вот: результаты учеников, прошедших индивидуальные занятия, всегда ниже, чем у тех, кто занимался в группе. Это, я хочу подчеркнуть, речь идет только об одном пропущенном занятии. О том, чтобы весь курс проводить индивидуально, не может быть и речи — результата не будет (особенно если учащийся заведомо слабый, с высоким коэффициентом дисграфии). Механизмы, которые работают в группе, без нее не действуют. Индивидуальные занятия «в жало» даже самую лучшую, самую «новаторскую» программу превратят в паразитарно-пассивную, а, главное, безрезультатную рутину.

То, что заниматься лично с учителем полезно и престижно — это миф малограмотных и ленивых обывателей, который берет свои корни в далекой советской действительности. Его и в настоящее время постоянно подогревают школьные учителя и вузовские преподаватели (причем последние зачастую дурят родителей многозначительными намеками, а если нет-то, значит, сами родители втайне или в открытую рассчитывают на его личную поддержку во время экзамена). Только это уже имеет отношение не столько к процессу обучения, как к совершенно другим, в данном случае — далеким от нашего обсуждения вещам.

3. Репетиторство как способ выкачивания денег

Ни один репетитор, нанятый родителями к школьнику в качестве буксира, который будет его тянуть за уши параллельно ШП, не имеет четко структурированного курса. Не имеет его и тот репетитор, которого приглашают с конкретной целью: подготовить к экзамену. Так как между первым и вторым, собственно, никакой разницы нет: они оба работают в рамках ШП, а структурировать ШП — задача, не имеющая решения. Так что любая форма репетиторства, — это не что иное, как пролонгированная (длительная) череда занятий, стремящаяся к бесконечности. Ее можно обрубить, но это отнюдь не будет означать завершенности программы ввиду ее отсутствия. Репетитор не заинтересован в сокращении количества занятий, так как коммерческая составляющая его деятельности — сдельно-почасовая оплата труда. Несложно посчитать, сколько будут стоить его «услуги» в течение года. А вы на что рассчитывали?

Вернуться на Главную ↑ Наверх

Для правильной работы сайта необходимо включить поддержку JavaScript в настройках браузера.